2019 m. rugpjūčio 23 d.

Черная работа под портовыми «журавлями»

Черная работа под портовыми «журавлями»
2012-07-10 Юрга Вайшвилене, Meridianas Nr.1 ПРОФЕССИЯ
Подбирать прицепные приспособления, загружать и разгружать грузы, среди них и опасные, выгружать мелкие грузы с судовых трюмов, прикреплять грузы... Это только часть работ, которые ежедневно приходится выполнять портовым грузчикам, а точнее – докерам. Докеры работают независимо от того, идет ли дождь, падает ли снег, они работают при беспрестанном биении волн, скрипе кранов, гудении транспортеров и другой техники, и, конечно же, они не могут избежать опасных ситуаций и проблем. Самые значительные из них, по мнению самих докеров, – это устаревшая и ненадежная техника и слишком низкая зарплата.

О том, чтобы об этих проблемах услышали, печется председатель одного из действующих в порту профсоюзов докеров Владимирас Бендорайтис. Около 20 лет занимающий руководящую должность в профсоюзе, объединяющем около 200 работников (в основном предприятия «Klasco», а также других портовых предприятий), Владимирас Бендорайтис знает, чем живет рядовой докер или просто «чернорабочий», как их называет большинство. «Что такое докер, знают не все. Многие слышали о том, что такое судовой грузчик, но докер – это универсальный работник: он грузит грузы, в том числе и руками, он может работать на пяти-шести транспортерах, пятишести кранах, – вот, что такое докер. В классификаторе литовских профессий он – на самом дне. И человек с лопатой, и докер находятся в одной категории несмотря на то, что докер – специалист высокой квалификации», – представил профессию В. Бендорайтис.

Недовольство зарплатой

В. Бендорайтис считает, что докеры недовольны зарплатой точно так же, как и многие другие в нашей стране. В Европе, пожалуй, больше всего зарабатывают докеры порта Роттердам. Вообще представители этой профессии могут похвастаться самой высокой заработной платой среди всего рабочего класса.

«В среднем докер зарабатывает 4500 евро «на руки». Минимальная заработная плата – 1200 евро, средняя 1600-1800 евро, в среднем в Европе все докеры получают по 2500 евро», – рассказывал наш собеседник.

В Литве зарплата докеров достигает 900-1000 евро «на бумаге», а это в три раза меньше, чем в Скандинавии.

Согласно В. Бендорайтису, это, пожалуй, самая главная причина, почему работу докеров не хочет выполнять молодежь. Молодые с большей охотой работают на складах заграницей и легче зарабатывают себе на жизнь.

Ромас Ляуданскис, работающий докером уже около 24 лет, вспоминает, как несколько лет назад он и его коллеги отвоевали 15 проц. увеличение заработной платы во время «желтой забастовки».

«Мы все были на своих рабочих местах, работали согласно инструкциям, но очень медленно. Образовались простои судов, руководство выдержало неделю и было вынуждено согласиться с требованиями, так как для них такая работа – одни расходы», – рассказывал Р. Ляуданскис. По его мнению, руководство должно вести себя более разумно и хотя бы раз в два года символически повышать зарплату хотя бы на пару процентов, а не медлить годами в ожидании забастовок.

В связи с тем, что в последнее время уменьшился объем грузов, зарплаты докеров сильно пострадали, – и это несмотря на то, что тарифы остались прежними. По мнению Р. Ляуданскиса, то, что четыре года назад было отвоевано, уже потеряно, однако буря еще пока не созрела.

В. Бендорайтис отметил и хитрости работодателей, желающих выплачивать более низкую заработную плату.

«Если ты квалифицированный рабочий – ты докер, если неквалифицированный – тебя устраивают как оператора. Не обучают, отправляют на работу, и хорошо, если ничего не случится, а работа черная, и вагоны приходится мыть. Неквалифицированные работники тоже должны быть докерами. Если бы докер мыл вагон, он получал бы больше. Работник выполняет работу докера за меньшую заработную плату, ведь у него другое название», – обозначил проблему В. Бендорайтис.

Все в одном

По утверждению председателя, докер в Литве – работник широкого профиля, в отличие от стран Западной Европы, к примеру, Бельгии. Там один и тот же работник не садится за руль и крана, и транспортера. Так что если у крановщика закончилась работа, он может свободно вздохнуть, ведь ему не придется садиться за руль транспортера, и все это никак не повлияет на его зарплату. А вот в Литве – повлияет: заработная плата напрямую зависит от количества удобрений и других грузов.

Огорчение вызывает и то, что работодатель имеет право регулировать объемы работ. В Литве еще не ратифицированы международные конвенции о труде докера и условиях безопасного труда в порту, не приведена в порядок законодательная база.

«У кого есть дом, тот знает, что перенести 2 тонны угля на какиенибудь 10 метров – огромный труд. А тут работник может грузить и 30 тонн, может, и 35 тонн «выдержит». Не рассчитаны на линиях физические возможности человека», – утверждал он.

Устаревшая техника

Не меньшей проблемой докеры считают и устаревшую технику, с которой приходится работать.

«Раньше обновлялись детали, а сейчас механизм экономии во всей Литве включен на полную катушку, нам не с чем работать, сильно устаем. Прибыль довольно высокая, думаю, и инвестиции могли бы быть побольше. Да, было куплено несколько новых транспортеров, но существующая база недостаточно приводится в порядок. Некоторые транспортеры пора уже выбросить на свалку, но других нет, приходится работать с ними», – рассказывал Р. Ляуданскис.

По его мнению, докеры игнорируют и им угрожающую опасность: их заработок зависит от выполненных работ, так что докеры работают изо всех сил.

«Это значит, что краны, транспортеры работают с определенной степенью риска. Работать с такой техникой становится опасным», – продолжил и председатель В. Бендорайтис.

Несмотря на это, по мнению эксперта, в случае несчастного происшествия доказать вину работодателя почти не представляется возможным, ведь если докер видит, что техника не в порядке, он должен предупредить начальника смены и не работать с этой техникой. Однако работник осмелился бы так поступить только в том случае, если бы действительно видел, что может погибнуть.

«Тебе могут ответить, что ты работать не хочешь, цепляешься ко всему. Главная беда в том, что работодатели хотят иметь максимальный результат при минимальных затратах. Хотят не только не платить работнику, но и увеличить срок использования техники», – сказал председатель профсоюза, обсуждавший эту тему с работодателем уже десятки раз.

По мнению В. Бендорайтиса, существует определенная проблема общения между работниками и работодателями – и не только в этом предприятии. Решение проблемы задерживается, диалог происходит с трудом. Несмотря на это, председатель не сомневается, что профсоюз полезен – работник не попадет в немилость к работодателю, ведь ему не нужно самому излагать проблему. Объединяться в профсоюз В. Бендорайтис призывал и других работников порта, подчеркивая, что профсоюз заботится не только о докерах.

Преимущества

Несмотря на недостатки, которых хватает на каждой работе, Р. Ляуданскис считает, что работодателей есть за что и похвалить. «У нас есть премии, так называемые «тринадцатые зарплаты», есть чувство защищенности. Хорошее социальное положение, а все остальное можно решить», – улыбнулся мужчина.

Председатель В. Бендорайтис не забывает упомянуть и новшество в обществе «Klasco»: страхование здоровья, годовая стоимость которого – 4 000 литов. 1 000 литов работник может потратить на свое усмотрение: протез зубов, плаванье в бассейне или покупку очков. Оставшиеся 3 000 литов предназначены работнику в случае его болезни. Работника обеспечивают более хорошими лекарствами, более комфортабельными больничными палатами. «Это действительно хорошее страхование. В этом году будем говорить об увеличении зарплаты, но не подставит ли это нам ногу? Скажут, что уже улучшили условия», – размышляет В. Бендорайтис.

новейший номер

ВНИМАНИЕ, ДОЛЖНИКИ:

ЗАО «Гокартас» Директор Дарюс Балтрамеюнас
ЗАО «Аутоярус гидраулика» Директор Ремигиюс Ясюнас