2019 m. lapkričio 18 d.

В Клайпедском порту застряла болезненная заноза культурного наследия

В Клайпедском порту застряла болезненная заноза культурного наследия
2012-07-09 Эвелина Валюшкявичюте, Meridianas Nr.1 НАСЛЕДИЕ
Согласно неофициальным источникам, на территории Клайпедского государственного морского порта есть несколько сотен ценностей культурного наследия. Однако общество не может их увидеть изза бетонного забора, окружающего весь порт. Историки думают о специальном исследовании, которое бы выявило историческое значение наследия и наметило бы перспективы его сохранения. Однако завязавшиеся несколько лет тому назад разговоры так и остались всего лишь разговорами. Для Клайпедского морского порта объекты наследия стали куском, который сложно проглотить.

«Были разговоры о том, что портовики закажут исследование, в ходе которого будет выяснено, какие объекты на территории представляют ценность, а какие – нет. Однако вскоре все стихло. Мы не можем заставить их заказать исследование и установить ценность объектов. Можно сказать, что мы в этом смысле помеха и тормоз экономики. Порт является объектом государственного значения, поэтому и приоритеты государственные. В каком-то смысле приходиться жертвовать собой», – сказала руководитель Клайпедского территориального отделения Отдела культурного наследия Аудроне Пузонене.

Достопримечательность города – целлулоидная фабрика

Один из объектов технического наследия, хоть и находится на территории порта, но его легко можно увидеть из города, и он уже издалека вызывает ужас у клайпедчан. Прекрасно известная жителям города бывшая целлулоидная фабрика, расположенная на арендуемой территории грузовой компании «Bega», находится в аварийном состоянии.

«Говоря конкретно об этом здании, то его состояние аварийное. Мы видим только парадную часть здания, ту, которая смотрит на город. Вроде бы здание выглядит неплохо. Однако та сторона, которая смотрит на Куршский залив, находится в плачевном состоянии. В стене – огромные провалы, дыры. Внутри ситуация не менее трагична. Здание может обрушиться в любую минуту», – утверждал старший государственный инспектор Клайпедского территориального отделения Отдела культурного наследия Виталиюс Юшка.

По его словам, компания «Bega» никогда не скрывала, что ей эта постройка не нужна. Намного дешевле построить склады и грузить удобрения, чем выполнить реновацию объекта культурного наследия. Особенно зная, что на стабилизацию состояния этого здания придется потратить не один миллион литов.

В. Юшка иронично называет этот гигантский объект промышленного наследия тикающей бомбой. Государство от имени Отдела культурного наследия занесло это здание в регистр культурных ценностей, чтобы оно было сохранено для будущих поколений. Однако как реально спасти здание и получить финансовые ресурсы, неизвестно до сих пор.

Государственный инспектор Лайсвунас Каваляускас приводит в пример другие государства: «Литва, по сравнению с другими регионами, имеет совсем немного объектов морского наследия. У нас в регистр занесено лишь десять исторических лодок, а у шведов и норвегов их тысячи. У нас – три исторических маяка, а у них опять же – тысячи, у латышей их 58, у эстонцев – несколько сотен. Другие страны можно приводить в пример, ведь действующие в них различные портовые службы очень активно спонсируют реставрацию объектов исторического наследия». Л. Каваляускас подчеркивает, что и судостроительный комплекс Паулюса Линденау, который хотели стереть с лица земли, является интересным объектом – в Европе такие конструкции можно пересчитать напальцах.

Надежда на доскональное исследование Историк Дайнюс Элертас утверждает, что прежде всего необходимо начать с нормальных исследований, которые так и не были проведены: «Порт – это огромная неисследованная территория, в которую входит множество комплексов. Мы пытались приблизительно прикинуть – получилось более нескольких сотен различных объектов наследия. Если бы мы не делали выводы исходя из того, что знаем и видим, а провели бы доскональное исследование, то этих объектов могло бы оказаться куда больше».

Наследие, находящееся на территории Клайпедского порта, совершенно разное – оно представляет собой объекты различных исторических периодов и различного назначения. Здесь можно встретить объекты технического, промышленного, военного, мемориального, морского наследия. Также на территории порта есть места старинных имений, захоронений, остатки церкви.

По мнению Д. Элертаса, Клайпедский порт не сильно беспокоят культурные и исторические ценности, находящиеся на его территории. Это он обосновывает примерами: «Единственный в Литве бакен – навигационная башня – был тихо и спокойно разобран по маленьким кусочкам. Никому он не мешал, кроме того – он был в хорошем состоянии. Вот такая вот ситуация – никто не знает, что творится за портовым забором. Если что-то там и творится, то приложены усилия, чтобы все делалось быстро да так, чтобы ни у кого не возникало вопросов».

Мешают Литве зарабатывать деньги?

Директор администрации и маркетинга дирекции Клайпедского морского порта Артурас Друнгилас довольно красочно выразил в общественном поле свое отношение к культурным ценностям, находящимся на территории порта. По его утверждению, эти объекты только мешают Литве зарабатывать деньги.

Историк Дайнюс Элертас такие слова оценивает скептически: «Это легендарная фраза, которой всегда удобно что-либо прикрыть. Осмелюсь напомнить, что прагматические интересы не всегда совпадают с интересами Литвы. Мне хотелось бы спросить, а кто в дирекции порта достаточно компетентен, чтобы оценивать ценность того или иного объекта? Насколько мне известно, там нет ни одного компетентного лица. Они занимаются другими вещами, это естественно. Кроме того, если хочешь что-либо сказать, надо знать, о чем говоришь. Так как серьезные комплексные исследования даже еще не начаты, то получается очень удобная ситуация – можно прикинуться, что там ничего нет».

По мнению Д. Электраса, такие исследования помогли бы в избежании неприятных ситуаций. Недавно во время происходивших работ нечаянно был задет край кладбища в Смяльте: «Снова валялись кости и гробы. Конечно, работники постарались как можно скорее убрать все следы с глаз долой. Однако такие вещи не украшают. Возникает вопрос: а не было бы проще, если бы работники знали, что вот на этом месте располагается кладби щенская территория? В таком случае пришли бы специалисты и культурно перенесли бы кости».

Исследование культурных ценностей на территории Клайпедского морского порта заняло бы несколько лет. Д. Электрас не скрывает того, что такое исследование обойдется недешево, – немалая часть архивных материалов находится в Германии, кроме того – сама территория порта очень большая. Также ощутима нехватка специалистов.

В случае переноса освободилось бы место

По мнению директора администрации и маркетинга дирекции Клайпедского морского порта Артураса Друнгиласа, культурные ценности должны присматривать те, кто в них заинтересован. По его мнению, в таком случае заинтересованным лицам придется хорошенько пересмотреть реальную историческую ценность объектов. Лучшийвариант, по мнению А. Друнгиласа, это если культурное наследие можно было бы перенести за пределы порта.

«Нужно хорошо подумать, действительно ли то, что мы называем историческим наследием, является исторической ценностью страны. Если это просто развалины и куски металла, то являются ли они ценностью, которую надо хранить и содержать для будущих поколений? Это наследие интересно только самим историкам. Людям оно неинтересно, а для компаний оно – как заноза. У меня прагматичное мнение – надо по максимуму использовать современные возможности, чтобы извлечь максимальную пользу. Это историческое наследие, на мой взгляд, обладает нулевой культурной и исторической ценностью, оно препятствует государству зарабатывать деньги с им занимаемой территории».

Критикует отношение дирекции порта

На территории компании «Begа» стоит впечатляющее здание из красных плит. У него очень красивые и уникальные фасады. Это здание могло бы украсить как компанию «Bega», так и Клайпедский порт. Однако это дорого стоит. Здание располагается неподалеку от забора, однако вместе с тем и глубоко на территории предприятия. Если бы оно находилось на тридцать метров ближе, его бы уже реставрировали. Таких зданий в Литве больше нет, поэтому в случае его разрушения сердце обливалось бы кровью.

«Хорошо, что у компании «Bega» много работ и задач на своей территории. Так что не стоит беспокоиться, что в ближайшее время здание сравняют с землей. Если здание использовать для нужд компании, то тоже не стоит беспокоиться, что оно причинит серьезный экономический ущерб предприятию», – сказал член сейма Наглис Путейкис.

«Если А. Друнгилас работал бы в какой-нибудь коммерческой фирме Западной Европы, он рисковал бы остаться без работы. Его заявление означало бы, что государственное предприятие социально безответственно – у общества автоматически сложилось бы плохое впечатление. Спонсирование культуры и наследия, меценатство – это одно из правил хорошего тона среди иностранных бизнесменов. Поэтому А. Друнгилас такое говорить может только в Литве. Однако если бы А. Друнгилас, работая, предположим, на компанию «Bega», позволил бы себе такое заявление, он лишился бы работы и в Литве. Так что я радуюсь тому, что Друнгилас не работает на эту компанию», – сказал Н. Путейкис.

По мнению члена сейма, для дирекции порта найм нескольких специалистов не сделал бы погоды. «Это было бы делом чести, престижа и долга. Так что предлагаю им так и поступить», – утверждал Н. Путейкис.

новейший номер

ВНИМАНИЕ, ДОЛЖНИКИ:

ЗАО «Гокартас» Директор Дарюс Балтрамеюнас
ЗАО «Аутоярус гидраулика» Директор Ремигиюс Ясюнас