2019 m. birželio 18 d.

Кошмар, испытанный на судне, сопровождает до сих пор

Кошмар, испытанный на судне, сопровождает до сих пор
2012-07-12 Юрга Вайшвилене, Meridianas Nr.1 КОМЕНТАРЫ
«Судно «Палина» для меня – самый большой кошмар», – прямо начала разговор работавшая на этом судне поварихой Алла Ивашкявичене. На нем женщина пережила один из самых страшных периодов в своей жизни. Судно простояло в Испании, на Канарских островах, около двух лет. Экипаж, проведший на судне много месяцев, оставался без электричества, денег, а довольно часто и без пищи.

Единственная женщина на судне, А. Ивашкявичене с ужасом вспоминает пережитое – венерические заболевания экипажа (боясь заразиться, ей приходилось прятать даже собственную ложку), постоянное пьянство мужчин, попытки изнасилования. Женщина начала писать книгу и питает надежду, что когда-нибудь эта книга выйдет в Испании.

Несмотря на то, что случившееся было пережито женщиной более пятнадцати лет тому назад, в 1996 году, воспоминания в ней живы до сих пор. Судно «Палина» принадлежало компании «NTC Dalvent», расположенной во Владивостоке. Ее генеральным директором был знакомый с высшими должностными лицами и их ставленником ставший Василий Михайлович Костюков. Перед упомянутыми происшествиями А. Ивашкявичене работала на другом принадлежащем этой же компании судне «Mercevic», однако оно нуждалось в ремонте. В страхе надолго остаться без работы, она решилась принять приглашение на работу на «Палине».

«Помню, как капитан «Mercevic» Бронисловас Бярнотас мне сказал: «Не иди на этот корабль, у меня плохие предчувствия. Он был прав», – вспоминала А. Ивашкявичене.

Подозрительное начало

Работать на новом судне женщина начала в Дании, в порту Скагена. «Палина» повернула в сторону Клайпеды, где должна была слегка подремонтироваться, был сформирован экипаж. Судно в портовом городе простояло около месяца.

«В Клайпеде нам никто не выплачивал зарплату, экипаж был голодным. С помощью одного моряка искала хотя бы кратковременную работу в порту, чтобы заработать, чтобы хоть поесть людям приготовить. В. М. Костюков както сказал, что рассчитается, если придется покупать пищу из собственных средств», – вспомнила женщина подозрительное начало. В порту у нее получилось найти работу – клеить на бутылки бандероли. Вскоре в Клайпеду прибыл и «заботящийся» о судне руководитель компании В. М. Костюков.

«Он рассчитался со специалистами, прибывшими из Таллинна, они ремонтировали судно. Правда, позднее я узнала, что он не должен был им платить, но мужики отобрали у него корзинку с деньгами и высчитали себе столько, сколько им полагалось. Со мной он рассчитался, оплатил мои расходы на пищу, топливо, так что я решила работать дальше. Из Клайпеды таллиннцы поехали домой, если бы их капитан поплыл с нами, на таком корабле, как «Палина», мы бы катались, как сыр в масле, – вспоминала А. Ивашкявичене.

Новехонькое судно

Капитаном судна был назначен клайпедчанин Анатолий Зеленов. Тогда двухлетнее, построенное в Германии судно-холодильник «Палина» из Клайпеды направилось в сторону Калининграда.

Позднее оно достигло Канарских островов. Наполнив трюмы тунцом, оно повернуло в сторону Нигерии, где рыба была выгружена.

«Судно было полностью механизировано, так что у механиков было мало работы. И сейчас это судно было бы в хорошем состоянии. Четыре автономных холодильника позволяли подключить каждый трюм по отдельности. На старых же судах все трюмы подключались одновременно. В Африке морская вода нагревается до температуры в 30 градусов, так что холодильники должны были работать безупречно. Мы не потеряли ни грамма груза, всю рыбу мы передали как качественную», – рассказывала А. Ивашкявичене.

В Нигерии агент предложил экипажу сделку – часть рыбы перепродать и получить деньги наличными. «Мы сказали, что еще не получили зарплату за последний месяц. Если бы мы согласились, всем было бы выплачено жалование, в то время так поступал не один капитан судна. Мы бы получили деньги на топливо, зарплаты, а остаток достался бы судовладельцу. Думаю, капитан согласился и деньги себе присвоил, а всем сказал, что получил немного, наш аванс был – как кот наплакал, каждый получил по 50 долларов», – вспоминала повариха.

Она также прекрасно помнит, как вместе с коллегой ходила под африканский солнцем за пищей для экипажа. Капитан позаботился о том, чтобы на судне хватало алкоголя. Множество ящиков с дешевым виски было спрятано за занавесками. Так и началось постоянное пьянство некоторых членов экипажа, а капитан на вопросы о пьянстве на судне лишь разводил руками или просто улыбался. Судно, способное за неделю доплыть из Нигерии в Испанию, одолело расстояние за месяц.

Венерические заболевания

Когда судно стояло в Нигерии, его наводнили чернокожие девушки. Развлечься решила большая часть экипажа. «Болезнями улицы тут кишмя кишели, ведь Нигерия – это рассадник заболеваний», – удивлялась смелости мужчин женщина. Некоторые из них не скрывали того, что ночью развлекались с несколькими красавицами сразу, при этом совершенно не предохраняясь.

Бывший в экипаже молдованин по отплытии в море стал жаловаться на плохое самочувствие. Заболел и еще один член экипажа. Мало того, на Канарах молдованин поскользнулся, ударился головой, был весь бледный. «40 летнего молдованина мы присматривали всю ночь, под утро вызвали скорую, его отвезли в канарскую больницу, где он через несколько часов и скончался», – рассказывала Алла, 30 лет проработавшая поварихой.

Утром выяснилось, что один из членов экипажа втихую приволок в каюту несовершеннолетнюю нигерийку, которую он избил и изнасиловал. Женщина, беспокоясь за девушку, потребовала возместить причиненный вред.

«Девушка была полностью избита, ее нужно было лечить. Потом с судна пропали все снасти, они были новыми», – продолжала историю женщина.

Как только экипажу доложили о смерти их коллеги, судно окружили представители Центра общественного здравоохранения, на корабле был объявлен карантин. Медики объяснили, что мужчина в Нигерии заразился болезнью, передающейся половым путем. Какой именно, Алла не помнит, однако по утверждению медиков, даже если бы сразу же после приключений в Африке молдованин обратился за помощью, он все равно мог бы навсегда остаться инвалидом.

«Во время путешествия из Нигерии в Испанию, я все мыла хлоркой, мои руки были проедены, очень уж я боялась этих болезней. У меня была своя ложка и тарелка, я всегда их держала в своей каюте, отдельно от мужчин», – сказала Алла.

Заключенные на судне

Канарские острова экипаж так и не покинул, на них он провел почти год. «Заботящийся» о судне представитель компании В. М. Костюков так и не приехал. «Не откладывая в долгий ящик, мы отправились в Профсоюз работников транспорта и моряков, написали заявления, чтобы судну не разрешали покинуть порт, пока не будет выплачено жалование. Поначалу на карабле была пища, у нас было электричество, однако топливо кончилось и все повыключалось. Была еще мука, чай, картофель. Профсоюз обратился в Красный крест. Они привезли нам овощи, макароны, курицу», – перечисляла повариха.

Рядом пришвартовалось судно из Калининграда, его экипаж не остался равнодушным и предложил нам подключиться к их судну. А. Ивашкявичене помнит, что пьяные моряки почти не отреагировали на предложение, так что русскому экипажу пришлось все делать самому. Через месяц, после отплытия судна, «Палина» снова погрузилась во тьму. Пищу женщина готовила прямо на палубе, где был разведен костер. Ситуацией заинтересовалось даже телевидение, печать, которые предложили помощь мореплавателям. На судно землевладельцами стали завозиться различные овощи. «Однажды снова прибыли работники Красного креста, увидели ползающих пьяных мужиков и сказали: «Если у вас есть на что выпить, найдете и на что поесть, больше вас спонсировать не будем, если хотите, сами приходите». А как туда дойдешь, 18 км от порта», – продолжала описывать все более острую ситуацию Алла.

Часть экипажа, состоявшего из 15 человек, пыталась достать денег. Чрезвычайно трудолюбивого и хорошего механика судов-холодильников вскоре приняла на работу другая судоходная компания. Экипажу работу предложили землевладельцы. В сельских хозяйствах, расположенных в горах, морякам приходилось носить камни, выполнять другие работы. Правда, едва заработав деньги, некоторые тут же спускали их на алкоголь. Один моряк, как только судно застряло на Канарах, сразу же уехал домой. Алла пыталась искать в городе работу уборщицей или другую работу, но ей не везло.

Продавали рыбу

Последние два месяца А. Ивашкявичене провела на рядом пришвартовавшемся судне из Ганы. «У мужчин на ганском судне была рыба, которую продавали за бесценок. Если килограмм рыбы стоил 300 песет, они 30 килограммовый ящик продавали за 500. Я начала искать тех, кто бы рыбу купил, ведь мне нужны были деньги и на хлеб, и на воду, и на шампунь. Нашла покупателей, в первый раз я продала ящик рыбы за 2 500 песет. Я ведь не понесу сама ящик, пришлось арендовать машину, но все равно некоторое количество денег у меня осталось. Когда полиция увидела мои синяки, ведь я защищалась, когда меня пытались изнасиловать, они помогли мне, видели, что быстро завязываю контакты, я немного говорила по испански. Полиция предупредила, что за раз с территории можно вывозить лишь по два ящика, так что приходилось ездить по многу раз», – рассказывала Алла. Пара ящиков с рыбой пропала, женщина считает, что это дело рук экипажа, который, продав рыбу, продолжал пьянствовать.

Через 8 месяцев кошмар закончился – женщина устроилась поварихой на итальянском судне и успешно работала там несколько лет. Так Испания стала для нее домом еще на 15 лет. Поварихалитовка работала в нескольких туристами излюбленных гостиницах на Канарских островах.

Судьба экипажа

Большая часть членов экипажа судна через какое-то время была депортирована в Литву. По словам А. Ивашкявичене, мужчины арендовали помещение и зарабатывали на перепродаже товаров, в том числе, предположительно, и наркотиков. Между мужчинами возник спор, кто, кому и сколько должен. Конфликт подавила полиция, позднее депортировавшая их из страны. В Испании остался капитан, устроившийся на рыболовное судно, которое работало в Бискайском заливе. Эти маленькие суда чрезвычайно опасны, за год тонет по нескольку из них. До А. Ивашкявичене дошла весть, что такая судьба ожидала и капитана – он утонул.

Судно продали

Отработав одну смену на итальянском корабле, А. Ивашкявичене посетила все еще на берегу пришвартованную «Палину». По ее словам, судно было сильно разобрано. Вернувшись во второй раз, она обнаружила судно полностью опустошенным – не оставалось не только оборудования, но и положенного в каюте капитана паркета. Считается, что судно по частям продала часть членов экипажа, которые хотели достать денег.

«Судно уже было испорчено еще тогда, когда мы плыли из Нигерии. Если бы моряки этого не сделали, мы могли бы работать сами, безо всякого контроля судовладельца, могли бы возить рыбу, ведь агент предлагал нам сотрудничество. Люди были неплохими, виноват капитан, что столько алкоголя оказалось на корабле», – убеждена клайпедчанка.

На Канарских островах судно простояло два года, позднее оно было продано с молотка. Судно купили военные, позднее использовав его для учений. Экипаж судна заработанных денег так и не получил.

А. Ивашкявичене начала писать книгу, она питает надежду, что в будущем она будет издана в Испании и, возможно, даже вызовет интерес, и история будет показана с экранов кинотеатров. Дождавшись пенсионного возраста, женщина недавно возвратилась в Литву.

новейший номер

ВНИМАНИЕ, ДОЛЖНИКИ:

ЗАО «Гокартас» Директор Дарюс Балтрамеюнас
ЗАО «Аутоярус гидраулика» Директор Ремигиюс Ясюнас