2019 m. rugpjūčio 25 d.

Литва и «Балтийский Ллойд»: начало морской торговли

Литва и «Балтийский Ллойд»: начало морской торговли
2012-11-05 Миндаугас Аушра, Transportas Nr.6-7(44) НАСЛЕДИЕ
Литва, в течение нескольких лет после Первой мировой войны утвердившая свою власть в портах Швентойи (1921 г.) и Клайпеды (1923 г.), утвердилась и на Юго-Восточном побережье Балтии.

В межвоенной Литве развитие флота отразило тенденции государственного развития. Выбрав Клайпедский морской порт в качестве инструмента усиления геополитического положения, Литва стала заявлять претензии морского государства. В 1921 г. в Клайпеду приплыло первое судно Литовской морской торговли «Юрате» (лит. „Jūratė“), а в 1936 г. эти претензии уже связываются с основанием компании морского судоходства «Литовский Балтийский Ллойд» (лит. „Lietuvos Baltijos Lloydas“), положившим конец процессу учреждения национального флота морской торговли. В Каунасе 21 декабря 1936 года основание акционерного общества «Литовский Балтийский Ллойд» увенчало целенаправленную деятельность литовского правительства и крупных предпринимательских обществ страны, целью которых было учреждение национального судоходного предприятия. Первые конкретные шаги в этом направлении были проделаны акционерным обществом «Майстас» (лит. „Maistas“), которое в конце 1935 г. купило три судна-холодильника, предназначенные для транспортировки продукции литовского животноводства в Европу. Акционеры «Литовского Балтийского Ллойда» (акционный капитал – 2 млн литов) – предприятия «Майстас», «Пиено центрас» (лит. „Pieno centas“), а также «Лиетукис» (лит. „Lietūkis“) и Правительство Литвы в лице Министерства финансов. Упомянутые три компании, поддерживаемые Правительством, были заинтересованы в вывозе продукции литовской экономики и импортировании на кораблях с литовским флагом нужных грузов в экономику края. При этой деятельности средства, предназначенные на транспортировку грузов, оставались в стране. Не менее важным последствием основания предприятия было формирование специалистов по национальному морскому бизнесу и флоту, а также начало воспитания морского самосознания у жителей края. Название предприятия подобрано согласно традиции других европейских мореходных компаний (к примеру, «Северогерманский Ллойд» в Бремене, «Австрийский Ллойд», «Роттердамский Ллойд»), при которой компании в своих названиях используют название первой фирмы страхования судов в Англии – Ллойд. В 1938 г. издание «Юринес жинес» (лит. „Jūrinės žinios“) писало, что за год до этого Клайпедский порт принес полтора миллионa литов доходов. Тогда это были немалые деньги. «Немаловажно то, что прошлогодние доходы уже превышали обычные расходы на содержание порта, которых в прошлом году было около 1,46 млн литов. Таким образом, если бы в прошлом году не велось новое строительство, стоимость которого 1,7 млн литов, то уже в прошлом году порт принес бы несколько десятков тысяч прибыли», — писало издание «Юринес жинес». Тогда было подсчитано, что после того, как активизируется торговля и завершатся работы по расширению и развитию порта, государство сможет немало на порту заработать. Однако компания «Литовский Балтийский Ллойд» учреждалась и действовала в неблагоприятной для международного морского бизнеса среде, преодолевая и обходя дискриминирующие Литву положения договоров с крупными государствами (особенно с Великобританией). Флот предприятия обслуживала фирма судовых маклеров «Бальтиес транспорто бендрове» (лит. „Baltijos transporto bendrovė“), которая заботилась о фрахтовании судов, поисках грузов, грузовых работах. В 1938 г. она контролировала почти 70 проц. литовского бизнеса по найму кораблей. В разное время предприятию принадлежало 8 морских пароходов, несколько речных и портовых пароходов-тягачей, около 30 деревянных и металлических баржей для перевозки грузов по Нямунасу между Клайпедой и Каунасом. Агенты «Литовского Балтийского Ллойда» действовали в 15 зарубежных государствах, а транспортные агентуры учреждались в различных местностях Литвы. Девиз компании – «доставить товары от зарубежного порта до дверей клиентов». В любом случае, 1937 год для «Балтийского Ллойда» был довольно неуспешным. Трудная зима потребовала жертв. Предприятие не только потеряло часть поступающей в государства Балтии нефти, которую, согласно тогдашним сведениям, присвоило государство Франции, но и все замерзающие порты попортили множество судов компании. В 1939 г. суда предприятия перевезли 140 000 т грузов и заработали 1,2 млн литов в зарубежной валюте. В том же самом году Литва потеряла Клайпедский порт, а вскоре после этого началась Вторая мировая война. Эти действия ограничили возможности деятельности «Литовского Балтийского Ллойда», затонули крупнейшие корабли компании. После оккупации страны летом 1940 г. компанию ожидала следующая участь: процесс национализации предприятия, начавшийся в августе, был завершен через несколько месяцев. Оставшиеся 4 морских корабля вместе с персоналом были переданы государственному судоходству Латвийской ССР.

Плавучие города

Первыми морскими кораблями предприятия «Литовский Балтийский Ллойд» были 3 парохода-холодильника компании «Майстас», переданные ею за акции. Еще в 1935 г., по ходатайству генерального консула Литвы, АО «Майстас» арендовало в Норвегии, а в конце года и купило небольшие «близнецы»: пароходы «Barfrost» и «Rimfrost» вместимостью 542 БРТ, позднее названные в честь городов Литвы «Утяна» и «Кретинга». Через год этот флот пополнился купленным в Англии пароходом-холодильником вместимостью 641 БРТ, названным «Майстас». В предприятии «Майстас», позднее в «Литовском Балтийском Ллойде» делами по купле новых судов заведовал член правления, директор фабрики «Майстас» в Клайпеде Владас Грудзинскас. Куплены суда 10 – 15-летней давности, рыночная стоимость которых была невысокой. Судами-холодильниками в Англию, Бельгию, Голландию перевозился литовский бекон, мясные консервы, масло и другая сельскохозяйственная продукция, обратно суда чаще всего возвращались полупустыми. Четыре года «Утяна» и «Кретинга» плавали между Клайпедой и Антверпеном, а также Роттердамом. В 1937 г. «Литовский Балтийский Ллойд» приобрел в Дании сухогрузные пароходы «Шяуляй» и «Мариямполе», способные перевозить по 1 500 т грузов каждый, а проданный «Майстас» заменили еще более крупные суда: купленные в Норвегии пароходы «Панявежис» и «Каунас», способные перевозить по 2 400 т каждый. Эти суда плавали между портами Балтийского и Северного морей, перевозили древесину, хлеб, соль, сахар, удобрения, уголь, цемент и различный упакованный груз. Во время Второй мировой войны предприятие купило в США норвежский пароход «Denny», который планировали назвать «Тракай». Пароход, способный перевозить почти 2 000 т, был самым большим во флоте общества, однако в связи с политическими переменами он так и не приплыл в Прибалтику. Предприятие все увеличивало свой флот внутренних вод, перевозящий грузы по реке Нямунас между Клайпедой и Каунасом. В начале 1940 г. «Литовскому Балтийскому Ллойду» в Нямунасе принадлежало более, чем 20 деревянных и металлических баржей (собственных и арендуемых), 7 пароходов и моторных судов. Предприятие строило металлические баржи в своей судоверфи в Крикай, моторные тягачи – в Шанчяй. После потери Клайпедского порта морские корабли «Литовского Балтийского Ллойда» были зарегистрированы в Швентойи, а литовские грузы транспортировались через порты Лиепая, Риги и по свободной зоне Клайпедского порта. После того, как началась Вторая мировая война, трудные и опасные условия судоходства потребовали жертв: в ноябре 1939 г. в Финском заливе затонул пароход «Панявежис», а через несколько дней в Северном море был торпедирован пароход «Каунас». Поле того, как советская власть национализировала предприятие, в «народную собственность» перешли: морские пароходы «Утяна», «Кретинга», «Шяуляй», «Мариямполе», «Denny» (который так и остался у США), плавучая мастерская «Дарбас», речные пароходы «Рамбинас», «Лиетувайте» и «Аушра», 7 моторных тягачей, 21 нямунская баржа, строящееся моторное судно «Удра». Морские суда были переданы флоту Латвийской ССР, но все затонули в 1941 г.

Литовская душа

Руководство предприятия «Литовский Балтийский Ллойд» все время соблюдало правило о формировании экипажей для своих судов из литовских мореплавателей. Это было продолжением концепции создания литовского флота, выбранной еще компанией «Майстас», об осуществлении которой беспокоился член правления «Литовского Балтийского Ллойда» Владас Грудзинскас. На первых кораблях компании «Утяна» и «Кретинга» норвежцев заменили литовцы: капитаны и штурманы Феликсас Марцинкус, Бронюс Крикштопайтис, Эдуардас Слиесорайтис, Юозас Каминскас, Раполас Чямяшка. Первый корабль с почти исключительно литовским экипажем — пароход «Майстас» под руководством капитана Б. Криштопайтиса, позднее Ю. Каминскаса. Квалифицированные литовские мореплаватели, закончив обучение в Финляндии, Латвии, Голландии, поступали на службу на судах «Литовского Балтийского Ллойда». Со всей Литвы в Клайпеду рвались молодые люди в надежде получить место моряка или кочегара на судах с флагом Литвы. Спрос сильно превышал предложение вплоть до утраты Независимости. Нехватка литовских судовых механиков на судах компании до 1940 г. компенсировалась механиками, подготовленными в зарубежных морских школах, чаще всего латвийских. Флот «Литовского Балтийского Ллойда» помог решить животрепещущую проблему молодежи, учащейся в зарубежных морских школах, — по литовской плавательной практике. Летом, после теоретического курса в школе, учащиеся обязаны были уйти в плавание и закрепить практические навыки. Без необходимого мореходного стажа им не могла быть присвоена соответствующая квалификация. Так как на зарубежных судах получить место для такой практики было непросто, учреждение «Литовского Балтийского Ллойда» помогло в решении очень важного вопроса по подготовке кадров для флота Литвы. Пройдя практику на судах предприятия, литовские юноши чаще всего на них и трудоустраивались. «Литовский Балтийский Ллойд» заботился не только о подготовке квалифицированного судового руководства для своих судов. Летом 1938 г. в Клайпеде организовываемые предприятием курсы посещало 28 мужчин, а желающих посещать курсы было 170. В 1937 г. на пяти судах компании из 25 капитанов, штурманов и механиков 19 были литовцами. Через два года всеми кораблями предприятия руководили литовцы: пароходом «Каунас» – Б. Криштопайтис (в 1940 г. назначен капитаном купленного в США парохода «Тракай»), пароходом «Паневежис» – Ф. Марцинкус, пароходом «Мариямполе» – Ю. Каминскас, пароходом «Шяуляй» – Б. Монкявичюс, пароходом «Утяна» – В. Дулявичюс, позднее Л. Серафинас, пароходом «Кретинга» – Э. Слиесорайтис, позднее А. Шимкус. Десятки жителей набережных Нямунаса – речников – плавали на речных судах, принадлежавших компании «Литовский Балтийский Ллойд». Некоторые речники в долгосрочной перспективе становились членами морских судовых экипажей. В 1940–1941 г. на четырех национализированных и морскому судоходству Латвийской ССР переданных кораблях предприятия был литовский экипаж. Несколько десятков литовских мореплавателей погибло в море во время военных действий, подвергалось репрессиям в Советском Союзе, некоторые эмигрировали за границу.

Сноски

* Так как на зарубежных судах получить место для такой практики было непросто, учреждение «Литовского Балтийского Ллойда» помогло в решении очень важного вопроса по подготовке кадров для флота Литвы. Пройдя практику на судах предприятия, литовские юноши чаще всего на них и трудоустраивались.

* Не менее важным последствием основания предприятия было формирование специалистов по национальному морскому бизнесу и флоту, а также начало воспитания морского самосознания у жителей края.

новейший номер

ВНИМАНИЕ, ДОЛЖНИКИ:

ЗАО «Гокартас» Директор Дарюс Балтрамеюнас
ЗАО «Аутоярус гидраулика» Директор Ремигиюс Ясюнас