2020 m. gruodžio 5 d.

Убита женщина, молившая о помощи. Полиция невиновна?

Убита женщина, молившая о помощи. Полиция невиновна?BFL
2014-01-10 Arūnas Daugėla, Meridianas Nr. 3 АКТУАЛИИ
В деревне Лужгалю Клайпедского района пьяный супруг, жестоко надругавшись, убил жену. Мать четверых детей звала полицию, но помощи от нее не дождалась. Такие и подобные сообщения нередко фигурируют в сводках преступлений.

Бил на протяжении пяти лет

После того, как в деревне Лужгалю произошла трагедия, выяснилось, что 33-летняя женщину били на протяжении пяти лет, и мужчине в судебном порядке было запрещено посещать дом жены. Как сказала член Сейма Мария Павиленене, этот факт продемонстрировал, что хотя и принят Закон об охране против насилия среди ближнего окружения, он не выполняется. «Та трагедия, произошедшая в Клайпедском районе, когда женщину систематически били, а сейчас четверо детей остались сиротами, – показывает, что полиция совершенно не профессиональна – она не готова распознать угрозу в семье», – сказала она.

По убеждению А. М. Павиленене, Клайпедская районная полиция и работники социальной сферы привыкли к тому, что женщину бьют, и не обращали на это внимания. «Вот вам результат: у нас есть хорошо разработанный закон, а полиция отговаривается тем, что нет кадров и средств», – сокрушалась парламентарий.

По ее мнению, должностные лица полиции должны были следить за преступником и отделить его от семьи. «Увы, этого сделано не было, – сказала М. A. Павиленене. – В законе очень красиво написано, что должностные лица должны незамедлительно реагировать и уведомлять специальные центры помощи (СЦП), а также Службу защиты прав детей, ведь дети вынуждены видеть насилие, что наносит им травму».

«В законе сказано, что эта женщина, если бы оказалась в СЦП, получила бы всестороннюю помощь и, по всей вероятности, была бы жива, — сказала она. – Где она, помощь?»

Член женской депутатской группы М. А. Павиленене рассказывала, что после принятия закона для ответственных должностных лиц планировались курсы о том, как распознать насилие в семье. Однако высокий процент смены кадров полиции не позволил этим планам осуществиться. По убеждению парламентария, полиции следовало бы сформировать отдельное подразделение, которое занималось бы решением подобных проблем. «Подобно тому, как в целях борьбы с терроризмом или распространением наркотиков учреждены подразделения, должно быть создано что-то, что предназначалось бы для превенции насилия в семье», – сказала она.

Пыталась лгать

Вскоре после этой трагедии, произошедшей 11 февраля, Генеральный комиссар полиции Саулюс Сквярнялис признался средствам массовой информации в том, что должностные лица на мольбы женщины получить охрану реагировали «совершенно ненадлежащим образом» и добавил, что служебная проверка и досудебное расследование назовут имена лиц, которые должны нести за это ответственность. «Но есть одно «но», которое надо знать, — сказал он. — На протяжении пяти лет полиция живет в условиях кризисного фронта. В некоторых комиссариатах не хватает пятой части кадров, бюджет урезан на четверть. В Клайпедском районе работает один экипаж полиции. Если в одно и то же время есть другой подобный вызов по поводу насилия и в первом сообщении просто констатируется факт, что вернулся муж, которому запрещено здесь быть, — это событие в тот момент не является приоритетным. И это надо знать».

Однако полиция очень долго не хотела предавать огласке заключения своего внутреннего расследования, надеясь, что шум в обществе постепенно утихнет и все образуется само по себе. И, несмотря на обещания самого С. Сквярнялиса, – ответственные за трагедию должностные лица названы не были. Полиция пыталась лгать и прикрывать свое бездействие, пробовала убедить журналистов в том, что они не могли приехать к женщине, так как не знали ее адрес. Однако женщина, искавшая помощь, ясно сказала по телефону, где живет. Родственники жертвы говорили, что в тот вечер с мобильного убитой в полицию звонили не раз, однако служебную проверку выполнившие следователи внутренней службы полиции оправдывались тем, что не могут выяснить, звонили ли вообще, так как в данное время, видите ли, разговоры дежурных полиции не записываются. Не записывать ведь удобно, ведь таким образом можно избежать ответственности. И забот по поводу устройств записывания разговоров и хранения записей — никаких.

Правда, когда общество долго не утихало, полиция призналась, что с телефона женщины в полицию звонили трижды. А куда ей еще было обращаться за помощью?

Мольбы не помогли

Журналисты получили надежные доказательства о том, что центр помощи информировал полицию о необходимости визита к жертве и что она боится нетрезвого преступника. Дежурная сказала женщине, что должностные лица информированы и скоро будут. «Через сколько, не знаете?» – в отчаянии спросила женщина. – Через час будут?» Дежурная ответила: «Да».

Но мольбы женщины не помогли, полиция не прибыла – и через пять часов истязаний она была убита.

Кстати, под давлением неприятных фактов полиция нередко берется компроментировать жертв. Полиция пыталась объяснять, что женщина не избегала алкоголя. Пойми, сама виновата. Однако соседи убитой это опровергли. Женщина, выращивающая четверых детей, терпела насилие лишь для того, чтобы выжить и помощь выжить детям, так как она не могла работать, а муж был чуть ли не единственным источником дохода.

Прокуроры начали досудебное расследование возможного невыполнения служебных обязанностей, полицейским грозит реальное наказание в виде лишения свободы. Это расследование все еще проводится и может завершиться вхолостую.

Генеральный комиссар С. Сквярнялис в парламентском Комитете права и правового порядка пытался защищаться: виноваты и мягкие приговоры суда в отношении мужчины, не раз судимого за насилие. В его отношении, якобы, применялись только мягкие санкции, например, обязательство регистрироваться в полиции и жить отдельно от женщины. «За один только январь месяц вынесены два решения суда. А всего он за такие действия осужден уже четыре раза. Однако ни разу ему не дали реальное наказание в виде лишения свободы. За исключением последнего решения, если не ошибаюсь, от 28 января, где ему, наконец-таки, дали срок. Но существует же 20-дневный срок на обжалование. И не была применена никакая реальная мера пресечения. Он должен был не приближаться, регистрироваться в полиции и т.д. В связи с этим человек, более десяти раз судимый, совершивший более десяти административных правонарушений, просто пользовался, скажем, либерализмом нашей правовой системы. И это привело к очень трагическому происшествию, о котором мы действительно сожалеем», – утверждал журналистам генеральный комиссар.

Но если преступник — такой рецидивист, почему полиция не прибыла в течение пяти часов?

Генеральный комиссар полиции С. Сквярнялис не намеревается требовать увольнения глав полиции Клайпедского уезда и района. По его словам, полиция намеревается усилить борьбу с насилием в ближнем окружении, прибегнув к помощи современных технологий. Ожидается, что в скором времени полиция сможет располагать куда более подробными сведениями о месте, из которого идут сообщения о насилии. Но то, что при помощи таких методов получится сохранять жизни людей, — сомнительно.

Виноваты законы

После того, как прошумели известные события, фракция «Порядок и справедливость», принадлежащая правящей коалиции, вызвала генерального комиссара полиции С. Сквярнялиса на заседание Сейма с целью получения объяснений, почему растет преступность, увеличивается количество дорожно-транспортных происшествий, а полиция неохотно реагирует на вызовы. Как объяснял член фракции «Порядок и справедливость» Кястас Комскис, ухудшающиеся результаты работы полиции просто бросаются в глаза. «Реформа полиции должна была словно бы приблизить должностных лиц к проблемам людей, однако все наоборот, – сказал он. – Значит, не хватает контроля из центра».

Однако С. Сквярнялис возразил, что вина ухудшающихся результатов работы полиции падает на политиков, снизивших финансирование. Он заявил, что в связи с нехваткой кадров возникает угроза безопасности людей и не всегда получается оперативно реагировать на все вызовы. «По поводу сложившегося положения множество раз обращались к политикам, предлагали способы решений, однако на это не обратили внимания, – утверждается в распространенном сообщении Департамента полиции. – К примеру, в те дни, когда выплачиваются различные социальные выплаты, в несколько раз увеличивается количество вызовов по поводу преступлений, совершаемых пьяными лицами. Даже если усилить патрульные силы, оперативно реагировать на них сложно, ведь нетрезвые лица постоянно сопротивляются должностным лицам».

По утверждению генерального комиссара, в связи с жестким урезанием бюджета полиция вынуждена все происшествия разделять на категории реагирования А, B и C. На сообщения категорий A и B (о совершении преступления очень высокой, высокой и средней степени тяжести, об угрозе жизни, здоровью или имуществу большой стоимости пострадавшего) реагируется незамедлительно, а на сообщения категории С (о преступлении средней, низкой степени тяжести или совершении уголовного проступка, когда состояние лица, которому необходима помощь полиции, не является тяжелым, нет угрозы жизни пострадавшего или его имуществу большой стоимости) реагируется с учетом имеющихся сил.

Услышав такие реплики, К. Комскис утверждал, что С. Сквярнялис хитрит. «Финансирование было урезано одинаково всем службам, – сказал он. – Однако положение ухудшается только в полиции. Прежде всего, это говорит о том, что руководство Департамента полиции расслабилось».

Отчасти, судя по статистике, С. Сквярнялис прав – за 2012 г. полиция получила более 700 тыс. вызовов, их количество постоянно увеличивается, а количество кадров в полиции уменьшается. В 2008 г. в полиции работало 11 049 сотрудников, а в 2013 г. – 9 523, в данный момент в полиции – более полутора тысяч свободных должностей. Это формальная сторона дела. Однако по факту, когда женщину били на протяжении пяти часов, сам С. Сквярнялис успел бы ее спасти, если бы только поднялся со своего мягкого кресла, сел в автомобиль и примчался в Клайпедский район.

В связи с предположительно ненадлежащим образом выполненными обязанностями двух должностных лиц полиции иск подал брат убитой женщины Ритис Урбонавичюс. Он перенял права опекунства детей сестры и убежден, что каждый ребенок должен получить хотя бы по миллиону литов компенсации за лишение матери.

В настоящем гражданском обществе не бывает своих и чужих трагедий, особенно это касается тех, кто по своим должностным обязанностям должен заботиться о безопасности всех нас. Ведь общество выплачивает полиции зарплату, предоставляет исключительные привилегии, степени, премии и исключительные пенсии. Это обязанность должностных лиц – присматривать за соблюдением закона и помогать всем тем, кому необходима помощь.

новейший номер

ВНИМАНИЕ, ДОЛЖНИКИ:

ЗАО «Гокартас» Директор Дарюс Балтрамеюнас
ЗАО «Аутоярус гидраулика» Директор Ремигиюс Ясюнас